Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Саакашвили: США должны поддержать Грузию, чтобы спасти ее от России — Washington Examiner

Источник: Статья Washington Examiner Михаила Саакашвили


Грузия пока еще не потеряна. Грузины, особенно молодежь, оказывают нарастающее сопротивление режиму Иванишвили. Прозападная оппозиция сплотилась как никогда прежде. Но пока Иванишвили является в Грузии кукловодом, эта страна не может быть надежной союзницей.

Когда Иран 7 января готовился нанести удары по иракским базам, где размещаются американские войска, Владимир Путин отмечал православное Рождество в весьма необычном месте — Сирии. Башар Асад поблагодарил его за помощь в «восстановлении мирной жизни в республике», где Россия (страна-агрессор — согласно Закону Украины от 20.02.18) с 2015 года осуществляет интервенцию, расширяя свое влияние на Ближнем Востоке.
Хотя рождественский визит Путина в Сирию был неожиданным, послание Путина миру было хорошо знакомо: Россия никогда не бросает своих союзников. Неизменный оппортунист Путин воспользовался этим напряженным моментом и подал сигнал о том, что Россия в отличие от Соединенных Штатов во времена неопределенности является стабилизирующей силой.
Я из собственного опыта знаю, что это далеко не так. К сожалению, та последовательная поддержка, которую Путин оказывает антиамериканским режимам, работает на него. Российская экономика меньше, чем у Техаса, и по своим возможностям проецировать силу Россия многократно уступает Америке. Однако Путин на международной арене слишком много на себя берет. Нападая на суверенные государства, меняя границы Европы и проводя диверсии против демократических институтов во всем мире, он почти безнаказанно бросает вызов ведомому США мировому порядку. Путинский визит в Сирию, состоявшийся в момент, когда США и Иран балансируют на грани войны, доказывает, что он полон решимости изменить этот порядок.
Всякий раз, когда Вашингтон начинает колебаться, Москва видит в этом благоприятный момент. Соединенным Штатам пора проявить последовательность и упорство. А это значит, что Вашингтон должен подтвердить свои обязательства перед надежными союзниками — и усилить давление на тех, кто проявляет своеволие.
Идеальное место для начала такой политики — это Грузия.
Занимая стратегически значимое положение между Россией и Ираном, Грузия в геополитическом плане важна как никогда. Несмотря на натиск кремлевской пропаганды против США, подавляющее большинство грузин сохраняет прозападные настроения. Хотя Грузия и не является членом НАТО, она выделяет больше всех войск в расчете на душу населения для участия в миссиях в Афганистане и Ираке под руководством США.
Но сейчас Соединенным Штатам грозит утрата Грузии, поскольку они уже много лет подают неоднозначные сигналы.

В начале моего президентского правления в 2004 году вашингтонская политика по продвижению демократии существенно помогла Грузии выйти в первые ряды мировых реформаторов, что являлось непременным условием для освобождения из удушающей хватки России. Но во время злополучной «перезагрузки с Россией» Вашингтон пожертвовал завоеванным с большим трудом доверием грузин, надеясь улучшить отношения с Москвой. Сегодняшняя поляризация внутренней политики в США и международные кризисы опускают Грузию вниз в списке приоритетов.
Поскольку Соединенные Штаты постепенно отстраняются от Грузии, Россия заполняет образующийся вакуум. В 2012 году кремлевское вмешательство помогло прийти к власти олигарху Бидзине Иванишвили, который сколотил состояние на приватизационных войнах в России. Теперь он неофициально правит Грузией из своей стеклянной крепости с видом на столицу.
Взяв государство в плен, Иванишвили попытался втянуть упирающуюся и вопящую Грузию назад, на орбиту российского влияния. Прошлым летом его партия пригласила российского депутата и путинского союзника выступить в грузинском парламенте, что вызвало массовые протесты против российской оккупации. Бывший гражданин России премьер-министр Георгий Гахария, который в то время был министром внутренних дел, приказал силой разогнать демонстрантов. Вместо того, чтобы уволить Гахарию, Иванишвили его повысил.

Еще одним признаком того, что Америка теряет в Грузии свои позиции, стало решение правительства от 9 января вогнать последний гвоздь в крышку гроба черноморского порта Анаклия. Как отмечал в июне госсекретарь США Майк Помпео, этот инфраструктурный проект имеет большое стратегическое значение как для Грузии, так и для США. Россия настойчиво противится его реализации. Отменив строительство, Иванишвили в очередной раз встал на сторону России.

Иванишвили также полон решимости помочь России одержать крупную пропагандистскую победу в Гааге. Международный уголовный суд ведет там расследование российского вторжения в Грузию в 2008 году, и лакеи Иванишвили из грузинского правительства из кожи вон лезут, пытаясь снять с Путина ответственность. Благоприятный для России вердикт будет означать, что обвинения могут быть предъявлены грузинским офицерам, которые защищали свою страну. Это станет унижением для грузин и для их союзников, прежде всего, для США.
Начав интервенцию в Сирии, Путин стал развивать сотрудничество с Ираном. Одновременно с этим выросло иранское влияние в Грузии. В 2017 году, когда Гахария возглавлял министерство экономики, объем иранских инвестиций в Грузии вырос умопомрачительно — на 650%.
Сейчас нельзя сказать, какой объем инвестиций был противозаконным, если таковые были вообще. Согласно имеющейся информации, иранский Корпус стражей исламской революции имеет в Грузии 150 подставных компаний-пустышек. Гахария вызвал большой скандал, бросив за решетку бежавшего из Ирана разведчика. Предположительно, он сделал это по просьбе Тегерана. Такое могло произойти только с разрешения Иванишвили.
Но Грузия пока еще не потеряна. Грузины, особенно молодежь, оказывают нарастающее сопротивление режиму Иванишвили. Прозападная оппозиция сплотилась как никогда прежде. Но пока Иванишвили является в Грузии кукловодом, эта страна не может быть надежной союзницей.

В чем состоит хорошая новость? У Вашингтона есть существенные рычаги воздействия на Иванишвили, поскольку значительная часть его состояния вложена в США.
Россия несомненно будет протестовать. Для Путина внешняя политика является антагонистической игрой. Любой враг США может быть полезным партнером для Москвы, начиная от сирийца Асада и венесуэльца Мадуро, и кончая аятоллами из Ирана. Иванишвили, которого Путин считает своим вассалом, не является исключением.
Во времена неопределенности преимущество Путина заключается в последовательности. Но его союзам по расчету с тиранами, в основе которых лежит антипатия и паранойя, очень далеко до основанной на ценностях внешней политики США.
И Грузия является идеальным местом, где Америка может доказать это.